Russian English

Расширение полномочий полиции дает возможности для злоупотреблений

Сергей Пашин о том, чем опасен для россиян обновленный закон «О полиции»

15 декабря Совет Федерации рассмотрит законопроект о расширении полномочий российской полиции, принятый ранее Госдумой в окончательном, третьем чтении. Учитывая практику, сложившуюся в российском законодательстве, не приходится сомневаться в том, что сенаторы одобрят очередные поправки в закон «О полиции» и сотрудники МВД среди прочего получат право беспрепятственно проникать в жилища россиян и их автомобили. Между тем у законопроекта нашлось немало критиков, которые отмечают, что полицейских наделяют дополнительными полномочиями, не усиливая при этом контроля, а это чревато злоупотреблениями. О том, насколько оправданы эти опасения, «Ленте.ру» рассказал федеральный судья в отставке, член Московской Хельсинкской группы Сергей Пашин.

«Лента.ру»: Что главным образом поменялось в законе о полиции?

Сергей Пашин: Изменений достаточно много. Новый закон существенно расширяет полномочия полицейских, при этом никак не решая уже существующие проблемы МВД — скажем, ситуацию вокруг пресловутой палочной системы.

Приведу один пример: полицейские преследуют подозреваемого. Если на него как на причастного к преступлению укажут потерпевший или очевидцы, то сотрудники МВД в ходе оперативных мероприятий смогут вторгаться на территорию частной квартиры и дома, когда возникнет такая необходимость.

Но может быть такая ситуация, что полицейский агент подаст заявление — мол, я очевидец. А завербованный агент как доверенное лицо всегда скажет то и укажет на того, кто нужен полицейским. И они на этом основании смогут вламываться в любое жилище.

— Как простому человеку защитить себя от таких злоупотреблений?

— Как минимум нужно звонить на горячую линию или вышестоящему начальству полицейских, а также сообщать о происходящем в соцсети, причем лучше все это делать одновременно.

На Западе такая ситуация невозможна в принципе — там полиция при входе на частную территорию обязана предъявить судебный ордер

А у нас получается, что проникновение возможно просто потому, что «кто-то указал». Но кто указал? Почему указал? Не было ли ошибки? Все эти вопросы без ответов, и это очень серьезно. Причем никакой ответственности для того, кто подаст заявление как очевидец, в новом законе не предусмотрено. Мол, такой человек заведомо «хотел как лучше».

— Вы упомянули про работу полиции на Западе. Насколько полномочия российских полицейских в их новой версии отличаются от полномочий их западных коллег?

— На Западе есть представление о стандартах доказанности. Если полицейский в США, к примеру, решил проверить машину, то у него для этого должны быть реальные основания — вроде доносящегося из салона запаха марихуаны или неоплаченных штрафов у водителя. И потом полицейский должен об этом сообщить в суде под присягой.

Вломиться в жилище или на земельный участок в США сотрудник полиции может только в том случае, если слышит крики о помощи. Во всех других случаях — только с ордером. А российские полицейские теперь могут ходить где угодно и вламываться куда угодно просто «для проверки». С точки зрения американского законодательства — это совершенно невозможная вещь.

«Такая формулировка — это самое страшное»

— Поправки в закон «О полиции» дают сотрудникам МВД право не только проникать в жилища, но и вскрывать автомобили «в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о происшествиях». Какие последствия могут быть у этой новеллы?

— Тут все гораздо хуже, чем с проникновением в жилища, поскольку речь идет не о преступлениях, а о происшествиях вообще. А под это определение в принципе подпадает все, что угодно. К примеру, полицейский получил обращение о том, что неизвестный ударил некую машину во дворе. Формально это — происшествие.

Но получается, что на основании новой версии закона «О полиции» патрульный может не только осмотреть место происшествия, но и проверить, что находится внутри машины. При этом совсем не обязательно, чтобы на автомобиле, допустим, были реальные следы какого-то физического воздействия.

Просто где-то зарегистрировано некое сообщение — пусть даже оно внесено в книгу учета, как положено. Кому-то выдан талон-уведомление. Но на этом основании любой полицейский теперь может вскрыть машину. Не дознаватель, не следователь — простой патрульный ППС, который даже расследованиями не занимается.

Но главная проблема даже не в этом. Важно другое — будут ли результаты осмотра машины по новым правилам использоваться как доказательство?

Если будут, то не появится ли после такого осмотра в салоне автомобиля, скажем, пакетик с героином? Его может оставить сам полицейский, а потом оформить все так, что наркотик обнаружил в ходе осмотра. Так что главный вопрос с юридической точки зрения — это именно то, чем будут считаться итоги таких осмотров автомобилей.

— Еще одним предлогом для вскрытия автомобиля полицейскими стало «спасение жизни граждан или обеспечение их безопасности» при массовых беспорядках, чрезвычайных ситуациях или проверке сообщений об угрозах терактов. На первый взгляд, в этой норме нет никаких подвохов...

— Эта норма на языке юристов называется «каучуковой» — ее можно использовать как угодно. Полиция теперь может вскрыть любой автомобиль под предлогом подозрений и «обеспечения безопасности». Сотрудник МВД просто скажет: «Я вскрыл машину для проверки, но ничего не нашел».

И ладно, если действительно просто ничего не нашел — а может ведь и что-то подкинуть. Вообще, когда применяется формулировка «для обеспечения безопасности» — это самое страшное.

— Наконец, третий повод для вскрытия автомобиля, который теперь официально появится у полицейских, — это подозрение в том, что водитель пьян. Как вы оцениваете это?

— Полагаю, что такая норма касается случаев, когда пьяные водители закрывались в авто, а полицейские думали — бить им стекло в машине или нет, вытаскивать нарушителя за шиворот или нет. Теперь сотрудники МВД оградили себя от подобных сомнений.

«Теперь шмонать можно будет всех»

— Согласно новой версии закона «О полиции», полицейские получат право досматривать граждан при подозрениях, что те «скрывают предметы хищения». Чем это может обернуться на практике?

— Тут стоит обратить внимание, что речь не идет о предметах, изъятых из гражданского оборота — таких, как оружие или наркотики. Раньше подозрения в наличии именно таких предметов служили основаниями для досмотра. Скажем, полицейские наблюдали за местом сбыта наркотиков, видели, как совершалась сделка, а потом досматривали человека.

Теперь же, судя по тексту документа, полицейские смогут трясти гражданина просто потому, что им показалось — при нем есть что-то украденное, абсолютно любой предмет вплоть до буханки хлеба или гайки с болтом

Такие подозрения можно трактовать очень широко. Между тем человеку под предлогом досмотра из-за украденной гайки могут подбросить наркотик, а потом его «обнаружить».

По сути, законодатели тут спустили курок — расширили список случаев, когда человека можно досмотреть, а значит, и подкинуть ему что-то. Ведь если досмотр законен, то любую вещь, изъятую из гражданского оборота, например патрон, полицейский сможет легко «обнаружить».

При этом ему не нужно даже оснований полагать, что при человеке было что-то запрещенное. Судя по этой норме, теперь шмонать можно будет всех и каждого. Грубо говоря, «ты шел по стройке — значит, мог что-то украсть. Давай мы тебя обыщем».

— Защитники расширения полномочий полиции упирают на то, что благодаря им сотрудники МВД смогут быстрее и эффективнее бороться с преступлениями, не тратя лишнее время на формальности. Как вы оцениваете такой тезис?

— Он абсолютно не сходится с реальностью — сегодня ни для кого не секрет, что когда силовикам нужно вскрыть дверь, на место быстро приезжают люди с бензорезами. У полиции уже есть все, что нужно для быстрой и эффективной работы. Просто необходимо соблюдать баланс прав, интересов и возможностей.

Одно дело — санкционированные и законно полученные судебные постановления. Совсем другое — полиция, действующая по своему усмотрению

Ведь полицейские могут превысить полномочия даже из самых лучших побуждений. Любой сотрудник МВД — это обычный человек. Он может увлечься, может ошибиться, полагая, что делает все для законности и порядка. А страдать в итоге будут простые россияне.

«Патрон подкинули, дело завели»

— В расширенном законе «О полиции» есть и такая оговорка: в течение суток после проникновения в жилище полицейские будут обязаны сообщить об этом прокурору. Сможет ли эта норма служить сдерживающим фактором для сотрудников МВД?

— Как говорится, «что сделано — то сделано». Грубо говоря, права уже нарушены, условный патрон в карман подкинули, дело против человека завели. Или, к примеру, перекорежили дверь в его квартире, вскрыли или сломали машину. А прокурору — да, сообщили.

Но ведь и сейчас если полицейские применяют спецсредства или оружие, они должны уведомить прокурора. И что, это кого-то спасло?

Да, это повод для дальнейшего ведомственного разбирательства, возможно, — расследования. Но все ведь происходит уже постфактум. Вместо того чтобы получить постановление суда на проникновение в жилище, полицейские просто уведомляют о нем прокурора. И тут очень важный момент — ведь прокурор по своей сути чиновник исполнительной, административной, а не судебной власти.

— Можно ли как-то доработать расширение полномочий полиции, не отменяя его?

— Главное, что необходимо, — это обязательная судебная санкция на нарушение конституционных прав гражданина. Второй момент: нельзя путать расследование, которое ведут дознаватели, и деятельность патрульных в условиях необходимости. Одно дело — задержать человека, который совершил убийство и сбежал к кому-то в квартиру.

Но руководствоваться при проникновении на частную территорию показаниями потерпевшего или очевидца, рассказавшего о преступлении, которого, возможно, и не было, — это совсем иное. А вообще, расширяя полномочия полиции, законодатели заодно сильно расширили возможности для фальсификации доказательств.

Если итоги всех этих вскрытий и проникновений можно будет использовать как доказательства в суде, мы рискуем получить очень серьезную проблему. Вместе с новыми правилами возникнут новые «палки», расширится палочная система, а показатели по службе будут покупаться и продаваться.

— Если обстоятельства сложатся против невиновного человека, останутся ли у него шансы избежать тюрьмы с учетом расширенных полномочий полицейских?

— Дело в том, что такой шанс и без всяких новых полномочий маленький. Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова однажды в интервью сказала, что если есть слово полицейского и слово простого человека, то верить нужно полицейскому. В приговорах я до сих пор вижу фразы вроде «суд доверяет сотрудникам полиции, так как у них нет оснований говорить неправду».

Такое впечатление, что полицейские не пытают, не грабят, не фальсифицируют доказательства. Дать полицейским новые права — это значит поставить под еще большую угрозу нашу безопасность.

Источник: Лента.ру, 15.12.2021

Комитет против пыток Права человека в России Фонд 'Общественный Вердикт' Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - РОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2020. 16+