Russian English

После дня полиции

Кандидат в президенты Ксения Собчак выступает против пыток, нераскрытых преступлений, неконтролируемых трат, безответственных руководителей, произвола и воровства и настаивает, что за ситуацию, которая сложилась в органах внутренних дел, полную потерю доверия к полиции, отвечает лично министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

 

На прошлой неделе страна отметила очередной день полиции. Примерно в этот же день стало известно об истории 22-летнего жителя Нижнекамска Ильназа Пиркина, который покончил с собой после того, как в полиции его под пытками заставили признаться в 47 преступлениях, которые он не совершал. Перед самоубийством Пиркин записал ролик, где рассказал о том, как его пытали.

«ПРОТИВОГАЗ ДОСТАЛИ. ПРОТИВОГАЗ — ЭТО РЕАЛЬНАЯ ВЕЩЬ. РАБОТАЕТ ВООБЩЕ СТОПУДНЯК. ОДЕВАЮТ НА ТЕБЯ ПРОТИВОГАЗ, У НЕГО ТАКАЯ ТРУБОЧКА — И ЗАКРЫВАЮТ ЭТУ ТРУБОЧКУ, ТО ЕСТЬ ДОСТУП ВОЗДУХА ВООБЩЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ. ЕГО НЕ ПРОСТО МАЛО СТАНОВИТСЯ, А ЕГО ВООБЩЕ НЕТ. ДЕРЖАТ, ПОКА ТЫ НЕ ОПИСАЕШЬСЯ».

Испугавшись огласки, полицейские задержали потерпевших по этому делу и почти сутки били их, заставляя признаться в доведении Пиркина до самоубийства. После того, как история стала достоянием общественности, в следственные органы Татарстана обратились еще пять семей, у которых дети неожиданно стали фигурантами уголовных дел при аналогичных обстоятельствах.

В августе 2017 года четверо жителей Анапы были задержаны сотрудниками уголовного розыска за отказ предъявить паспорта. В отделении полиции над ними издевались, избивали и пропускали через тело электрический ток, требуя подписать явку с повинной в совершении разбойного нападения. Все четверо, в итоге, были вынуждены дать признательные показания. Вот как описывает пытки один из пострадавших Карен Енгоян:

 

 

«Полицейские сковали мне руки наручниками, уложили лицом вниз на пол, надели противогаз, периодически перекрывая доступ воздуха. Мне наносили удары по пяткам, прикладывали в область рук, ног, ягодиц клеммы, через которые пускали разряды электрического тока, требуя признаться в разбойном нападении. Когда я падал в обморок, мне в противогаз капали какую-то жидкость, которая приводила меня в чувство. Сотрудники полиции угрожали совершить в отношении меня сексуальное насилие с использованием предмета, похожего на палку. После этого я не выдержал и подписал явку с повинной».

 

Пытки, применяемые в полиции, давно описаны и известны: чтобы добиться признания, полицейские используют «Ласточку», «Слоника», «звонок Путину» — так называют пытку током, изнасилования и множество других.

Источник: hrw.org

 

Не меняется десятилетиями и алгоритм применения пыток. Как говорят правозащитники, пытать начинают фактически сразу после того, как человек попал в отделение. Адвоката нет, официальная процедура допроса еще не началась, у задержанного состояние шока. Специальных палачей, которые отвечают за пытки, в отделениях, конечно, не держат, пытают обычные сотрудники полиции, как правило, именно те, кто и производил задержание.  

По данным проекта «Русская Эбола», в 2015 году в полицейских участках погибли как минимум 160 человек. В 2016 —  99. И это только те случаи, о которых стало известно СМИ и правозащитникам.

Ежегодно суды выносят сотни приговоров за пытки, но оценить реальный масштаб полицейского насилия почти невозможно.

По меркам России, самой скандальной стала история отдела полиции № 9 «Дальний» в Казани. В марте 2012 года пятеро сотрудников полиции избили и изнасиловали бутылкой из-под шампанского задержанного Сергея Назарова. Мужчину увезли в больницу с диагнозом «разрыв прямой кишки» и прооперировали, после чего он впал в кому и умер.

Прошло больше 5 лет. Что-то изменилось?   

Полицейские превращаются в банды преступников. Одни задерживают, не представляясь, везут в лес. Другие — пытают. Слоником. Ласточкой. Третьи — штатные судмедэксперты — потом скрывают следы пыток и избиений, проводя фальшивую экспертизу. Четвертые — не заводят уголовных дел по факту пыток. Пятые — подкидывают наркотики, шестые — подрабатывают понятыми, седьмые — назначенными адвокатами, которые не защищают.

Конечно, официально в России пытки запрещены. Россия — одна из стран, подписавшихКонвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Она была принята в 1984 году, а вступила в силу — в 1987, 30 лет назад.

Пытки, жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание в России запрещены также статьей 21 Конституции: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Статья 117 УК РФ запрещает «Причинение физических или психических страданий путём систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями». Однако опросы показывают нам другую картину. По данным «Комитета против пыток» каждый пятый россиянин подвергался насилию или пыткам в полиции.

Многие россияне, подвергшиеся пыткам в полиции, обращаются в Европейский суд по правам человека и добиваются справедливости. Не так давно, в мае этого года, ЕСПЧ обязал Россию выплатить 95 € тыс. трем подвергшимся пыткам россиянам, которых принуждали признать себя виновных в преступлениях, которые они не совершали.

Эти деньги будут выплачены из государственного бюджета России, то есть, грубо говоря, — мы с вами и оплатим этим несчастным их страдания. Согласны ли вы оплачивать пытки своих сограждан? Я — нет.

Переименование милиции в полицию, произведенное Медведевым в 2010 году, постоянные реформы и изменения не помогли избавиться ни от плохого имиджа, ни от криминальных методов работы.

Почему это происходит?

Россия занимает одно из первых мест в мире по численности полицейских. Сейчас в полиции служит почти миллион человек.

Российское государство тратит на полицию немало — около 10% федерального бюджета, что сопоставимо с другими странами.

Однако работа полиции неэффективна. В чем причины?

Прежде всего — это «палочная система» — разнарядка, которую спускают сверху вниз. Реальная раскрываемость дел почти не имеет отношения к этим показателям. Палочная система требует, чтобы ежедневно на определенной территории раскрывалось нужное количество преступлений. Но преступлений попросту нет. Вот и приходилось сотрудникам полиции их инициировать. Вот рассказ бывшего сотрудника полиции:

«Например, бомжу бутылку покупаешь, просишь в форточку залезть, дескать, ключи от дома забыл. Он залезает, ты его на входе ловишь — квартирная кража раскрыта. Или задерживаешь парня, а он дерзкий, вот и начинаешь его провоцировать — получатся оказание сопротивления или даже нападение на сотрудника».

Другие проблемы — бюрократизация и фальсификации. С 2011 по 2016 годы Генпрокуратура РФ выявила более 5,5 тысячи случаев фальсификации учёта совершённых преступлений.

Проведенный в декабре 2016 г. ВШЭ в интересах ЦСР всероссийский опрос населения показал высокий уровень латентности криминальных проявлений. Так только 60% пострадавших от побоев россиян сообщали об этом в полицию, о карманных кражах заявлял лишь каждый второй, а о кражах вещей из машин полиция узнавала в 40% случаев.

По оценкам социолога Кирилла Титаева, жертвами тех или иных преступлений становится около 5% населения в год, то есть 7-8 млн. человек. Состав преступления находят в 2 млн случаев, а реально существует, но не признается полицией еще в 1—2 млн случаев. В другой половине случаев — то есть это около 4 млн. человек — потерпевшие просто не обращаются в правоохранительные органы.

Трендом уходящего года среди полиции можно считать дела, возбужденные по антинаркотическим статьям. Операция «Анаконда», которую силовики начали после теракта в петербургском метро, должна была помочь вскрыть ячейки террористов, но по сути вылилась в настоящую охоту на ведьм. По ее итогам, были возбуждены тысячи дел, порой очень спорных, основанных на обысках, проведенных с нарушениями, без свидетелей. Правозащитники и адвокаты забили тревогу, их клиентам полиция подбрасывала наркотики и моментально возбуждала уголовные дела. На смену «Анаконде» уже летом пришел «Мак», жертвами этой спецоперации стали также сотни людей, к которым полиция в поисках запрещенных препаратов буквально заглядывала в трусы.

Разрыв между обществом и полицией колоссален и постоянно растет. Тот, кто первым должен прийти на помощь, если дома беда, фактически остается неизвестным для бОльшей части россиян.

Известны случаи, когда полиция просто не приходит на помощь. Год назад в Орле дежурная полиции отказала в помощи позвонившей 36-летней Яне Савчук, которая  просила прислать наряд полиции, чтобы прекратить ссору с ее бывшим сожителем Андреем Бочковым, и сообщила о его угрозах. На диктофонной записи телефона потерпевшей осталась фраза участковой.

 

Впоследствии молодой человек нанес девушке травмы, от них она скончалась в больнице.

Есть проблема и более глобальная. Оспаривать действия полиции нужно в суде, но тесная связка полиции и судов в нашей стране почти очевидна. Статистика впечатляет: на каждые 100 тысяч человек у нас 500 полицейских. Для примера, в Англии — 300, в Китае — 120, в США — 250. Это не считая Росгвардии, ФСБ, Прокуратуры, и так далее. Мы тратим на содержание полиции больше 12% всех государственных расходов. Это почти в 4 раза больше, чем на образование. Почти в 5 раз больше, чем на здравоохранение. Мы даем полицейским в 5 раз больше, чем врачам, и за эти деньги еще больше половины преступлений не регистрируются, а половина оставшихся не раскрывается.

Год не кончился, а в стране уже зарегистрировано полтора миллиона преступлений, из них раскрыта только половина. Из этих полутора миллионов 100 тысяч — особо тяжкие, раскрыта треть.

Все это — малая часть настоящей картины преступности.

В этом году были сделаны поправки к бюджету. Одну из самых значительных сумм Минфин выделил на госпрограмму «Обеспечение общественного порядка и противодействия преступности». Полицейские должны получить дополнительно 11,4 млрд руб. Большая часть этих средств пойдет в зарплатный фонд руководящего состава: 7,3 млрд руб. получат сотрудники «в сфере управления органами внутренних дел и обеспечения подготовки кадров».

Зато зарплатный фонд «полевым» сотрудникам МВД будет наоборот урезан: тем, кто непосредственно «осуществляет оперативно-служебную деятельность», пойдет на 8,9 млрд руб. меньше, чем предполагалось. Возможность сократить расходы связана «с проведением в МВД организационно-штатных мероприятий». На самом деле никаких масштабных сокращений в МВД не проводилось, рядовые полицейские увольняются сами из-за небольшой зарплаты и тяжелых условий, объясняет руководитель профсоюза московской полиции Михаил Пашкин.

Честные полицейские работают в тяжелых условиях за маленькие деньги и поэтому уходят.

Последнее время на полицейских «нагрузили» еще и политическую деятельность, что совершенно незаконно. Но ведь можно прикрыться законами об «экстремистской деятельности». На практике это означает, что полицейские не пускают людей на мирную демонстрацию, снимают отпечатки пальцев с листовки на подъезде, которая призывают людей на согласованную акцию. А в это время где-то рядом — грабят, насилуют, убивают, и жертвы зовут полицию, но полиция занята охраной не граждан, а власти.

Рыба гниет с головы. Вы не забыли скромного полковника МВД Захарченко, человека у которого нашли денег и имущества на 200 миллионов долларов? А в прошлом месяце был арестован главный полицейский связист Нечаев. Мы еще узнаем какие хищения он совершил, и совершил наверняка, потому что через два дня, его начальник, заместитель министра Махонов подаёт в отставку. «Это еще раз подчеркивает, что МВД России неукоснительно придерживается принципа персональной ответственности руководителей за проступки, совершенные их подчиненными», — отметила официальный представитель МВД Ирина Волк.

То есть проступки всё-таки совершены. Но, видимо, Захарченко и Нечаев работали в каком-то другом, параллельном МВД, как и люди пытавшие Ильназа Пиркина и Сергея Назарова, потому что сам министр в отставку не подает, несмотря на то, что российская и международная пресса не раз поднимала вопросы не только о состоянии дел в нашей полиции, но и о состоянии его сына — Александра Колокольцева, который в свои 32 года партнер в строительной и инвестиционной группе стоимостью примерно в 500 миллионов долларов. Но он хотя бы не полицейский.

Полицейские должны защищать нас, а не собственные деньги и власть. Полиция должна перестать заниматься политикой, преследовать правозащитников, преследовать активистов.

На днях стало известно, что Россию покинула Ольга Романова — выдающийся журналист, а теперь и правозащитник. Сначала по сфабрикованному делу несколько лет в тюрьме просидел ее муж, Алексей Козлов, и мы все следили как мужественно, по-настоящему, по-женски Ольга вытаскивала невиновного человека из тюрьмы. Так она познакомилась с сотнями невиновных людей, которых за решетку запихнули коррумпированные полицейские и бесчестный суд.

Романова создала организацию «Русь Сидящая», которая занимается правами заключенных в тюрьме. Это мужчины, женщины, многие у которых есть маленькие дети. И конечно, все это очень раздражает силовиков. Про Романову не раз говорили, что она клевещет, очерняет и так далее. Правда, предыдущий главный по тюрьмам уже сам сидит, да и заместителей нового тоже арестовали. Может стоит тогда прислушиваться к словам Романовой?

Но в реальности происходит совсем иное. Другой заместитель нового главного по тюрьмам — по фамилии Рудый написал донос на «Русь сидящую», что она, мол, не организовывала лекций и семинаров для осужденных и их родственников, а должна ведь должна была по благотворительной и просветительской программе Всемирного банка. Фото этих лекций и семинаров и благодарности за них и не только от Всемирного Банка, но и от православных епархий в местах заключений — обнародованы и всем известны. Но полиция проводит обыски и проверки, изымает документы.

Ольга Романова остается заграницей — она как никто знает, что в нашей стране невиновность арестованный доказать не может.

В течение всей кампании Ксения Собчак будет выступать против пыток, нераскрытых преступлений, неконтролируемых трат, безответственных руководителей, произвола и воровства, и призывает присылать свои жалобы и обращения на это и другие нарушения со стороны силовых структур на сайт sobchakprotivvseh.ru.

Источник: https://sobchakprotivvseh.ru/blog/41, 14.11.2017

МХГ в социальных сетях

  •  

Права человека в России Казанский Правозащитный Центр Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМ Комитет против пыток Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р Общественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей     

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2017. 16+

Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов