Russian English

Полицейские снова хотят больше полномочий



МВД предлагает расширить основания для применения оружия и установить возможность вскрытия транспортных средств граждан; аналогичные поправки в 2017 г. «провалились» в Думе

Эксперты «Адвокатской газеты» заметили, что формулировки предложенного законопроекта оставляют недосказанность и место для вольных трактовок. Особенно опасно это в вопросах, связанных с применением сотрудниками полиции оружия.

На общественное обсуждение вынесен разработанный МВД законопроект о внесении изменений в Закон о полиции. Как следует из пояснительной записки, поправки направлены на усиление гарантий защиты прав и законных интересов граждан, совершенствование практической деятельности сотрудников органов внутренних дел по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и иных правонарушений, уточнение и детализацию их обязанностей и прав, исключение из отраслевого законодательства норм, которые носят неопределенный характер.

Значительная часть документа посвящена техническим изменениям. Например, ввиду упразднения в системе МВД медицинских вытрезвителей в настоящее время в субъектах РФ по-разному решается вопрос об организациях, в которые сотрудники органов внутренних дел могут доставлять лиц, находящихся в состоянии опьянения. В этой связи Закон о полиции предлагается дополнить нормой, уточняющей профиль таких организаций.

Также законопроектом закрепляется право полиции осуществлять в границах отдельных территорий и на режимных объектах осмотр граждан, находящихся при них вещей, а также транспортных средств и перевозимых грузов – с применением в случае необходимости технических средств – для предупреждения проноса и провоза предметов, свободный оборот которых запрещен или ограничен.

Законопроектом ч. 1 ст. 13 Закона о полиции дополняется нормой, согласно которой сотрудники ведомства вправе осматривать места происшествия, местности, помещения, транспортные средства, предметы, документы и иные объекты в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о происшествиях. Отмечается, что эта норма позволит отграничить соответствующие проверочные действия от мероприятий, осуществляемых в рамках правоотношений, регламентированных УПК.

Кроме того, в целях спасения граждан, жизни и здоровью которых угрожает опасность (например, лицо, находящееся в транспортном средстве, нуждается в оказании первой или медицинской помощи, либо в машине без присмотра оставлен младенец и др.), предложено наделить полицию правом осуществлять вскрытие транспортного средства. Такое же право предложено предоставить и в ситуации, если в транспорте заблокировалось лицо, совершившее или совершающее преступление.

Кроме того, проект предполагает расширение оснований для применения табельного оружия сотрудником полиции, при этом данная новелла никак не обоснована в пояснительной записке.

Стоит отметить, что и сами предлагаемые изменения в Закон о полиции, и их обоснование практически полностью повторяют законопроект, внесенный в Думу в апреле 2017 г. двумя депутатами-единороссами, о котором ранее писала «АГ». Тогда документ сразу вызвал значительный общественный резонанс, а после заявления секретаря генсовета «Единой России» Сергея Неверова о том, что проект не был согласован ни внутри фракции, ни с экспертами, авторы отозвали его. В дальнейшем эта ситуация стала одной из причин внесения изменений в Регламент Госдумы, обязывающих депутатов сообщать фракции о внесении законопроектов на рассмотрение нижней палаты парламента.

Несмотря на то что тексты двух документов во многом дословно совпадают, они содержат и различия. Например, ч. 1 ст. 9 Закона о полиции предлагается переформулировать так: «Полиция при осуществлении своей деятельности опирается на поддержку граждан и принимает меры по укреплению общественного доверия к себе». В отклоненном ранее законопроекте формулировки были иные: «Государство гарантирует презумпцию доверия и поддержку сотруднику полиции при выполнении им служебных обязанностей». Напомним, сейчас этот пункт выглядит так: «Полиция при осуществлении своей деятельности стремится обеспечивать общественное доверие к себе и поддержку граждан».

Опрошенные «АГ» эксперты снова в первую очередь обратили внимание на норму, расширяющую основания для применения сотрудниками полиции табельного оружия. «Предлагаемая редакция ч. 2 ст. 24 представляется неоправданно широкой. Право сотрудника полиции применить огнестрельное оружие при попытке лица, задерживаемого сотрудником полиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться или прикоснуться к его оружию – было установлено еще Законом о милиции 1991 г., без изменений перенесено в действующий Закон о полиции и показало себя достаточной гарантией безопасности сотрудника полиции в этой части, – говорит адвокат КА “Свердловская областная гильдия адвокатов” Сергей Колосовский. – Предлагаемое расширение этой нормы фразой “или совершить иные действия, дающие основание расценить их как оказываемое противодействие” может создать полную неопределенность в первую очередь для самих сотрудников полиции в реализации положений данной статьи». 

Он добавил, что, хотя теоретически такое «аморфное» расширение прав полицейского по применению оружия может привести к различным злоупотреблениям, однако при существующей правоприменительной практике это вряд ли случится, поскольку полицейские и так входят в группу перманентного риска привлечения к уголовной ответственности. 

Однако некоторые эксперты по вопросу применения оружия более настороженны. Так, рассматривая эту новеллу «провального» законопроекта 2017 г., адвокат АК «Рязанцев Лигал Групп» Александр Рязанцев указывал, что столь широкое формулирование оснований для применения табельного оружия может позволить полиции в определенных случаях применять оружие даже в местах массового скопления людей, что ранее было запрещено.

В свою очередь юрист проекта «Открытая полиция» и юрист Московской Хельсинкской Группы Александр Передрук отметил, что и сегодня законодательство четко регламентирует ситуации, которые разрешают полицейским применять оружие: «Статья 23 того же Закона о полиции содержит закрытый и исчерпывающий перечень оснований применения оружия и не допускает его расширения до “иных действий”, – напомнил эксперт. – Кроме того, Европейский кодекс полицейской этики также прямо предусматривает, что полиция может применять силу только в случаях “абсолютной необходимости”».

Из других предлагаемых нововведений обращают на себя внимания положения законопроекта о возможности вскрытия сотрудниками МВД автомобилей: в Закон о полиции предложено ввести ст. 15.1 «Вскрытие транспортного средства». Сегодня порядок вскрытия автотранспорта не регламентирован, а с точки зрения УПК любое осмотренное транспортное средство классифицируется либо как предмет, либо как элемент местности.

По мнению адвоката Сергея Колосовского, предлагаемая статья «направлена на ограничение возможных злоупотреблений путем конкретизации возможностей полиции по проникновению в транспортные средства». Однако в «Открытой полиции» и по этому пункту более критичны: «Почему-то не предусмотрена обязанность полицейского предложить владельцу транспортного средства обеспечить возможность доступа внутрь автомобиля без взлома запирающих устройств, если это представляется возможным», – говорит Александр Передрук.

При этом, как обращает внимание эксперт, предложенные формулировки данной новеллы оставляют чувство недосказанности. Дело в том, что «осмотр» автомобиля (как указано в ст. 15.1) и «досмотр», что, скорее всего, имелось в виду – это разные процессуальные действия. «“Осмотр” – это визуальное обследование транспортного средства, а “досмотр” – это обследование транспортного средства, проводимое без нарушения его конструктивной целостности. Это разные действия, и это крайне важно, так как текущее законодательство предусматривает различные правовые гарантии для граждан в зависимости от того, что проводится: к примеру, при досмотре обязательно присутствие понятых или проведение видеозаписи», – заметил Александр Передрук.

Вместе с тем в законопроекте имеется и важная новелла, которая, в случае согласования с другими действующими нормами, будет выглядеть как шаг вперед в защите граждан. Речь об исключении из п. 10 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции возможности изъятия сотрудниками ведомства при осуществлении ОРМ предметов и документов. «Поскольку именно такое изъятие в настоящее время является самым распространенным нарушением прав граждан и организаций, допускаемых сотрудниками полиции при проверочных мероприятиях, такое предложение выглядит очень интересным. Вместе с тем аналогичная норма сохраняется в ч. 1 ст. 15 Закона об ОРД, поэтому не вполне понятно, косметическая это правка или начало системного изменения законодательства в интересах граждан», – пояснил Сергей Колосовский.

Автор: Алексей Барановский


МХГ в социальных сетях

  •  

Комитет против пыток Права человека в России Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - РОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2019. 16+

Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов