Russian English

Клубок беззакония. О массовых задержаниях участников согласованного первомайского шествия в Петербурге

Борис Вишневский, обозреватель «Новой газеты», депутат ЗакСа Петербурга:

Если врио Беглов хотел получить в этот Первомай скандал федерального масштаба — он добился цели

Первомайское шествие в Петербурге, всегда проходившее мирно и практически без конфликтов с полицией, впервые за многие годы обернулось массовыми задержаниями активистов демократической оппозиции. В автозаках оказалось около 70 человек, которых полиция обвиняет в нарушении правил проведения публичных акций. Часть из них отпустили до суда, часть — в тот же день, невзирая на поздний вечер, повезли в суд.

Провластные СМИ взахлеб обвиняют оппозиционеров в «провокации», которая якобы «сорвала праздничное шествие по Невскому проспекту», и в использовании «незаконных лозунгов». Однако если кто и нарушал 1 мая в Петербурге закон, так это представители полиции и Смольного.

И они же, а не демонстранты выступали в роли провокаторов.

Более того, представляется, что их действия вполне подпадают под статью 149 УК РФ — о воспрепятствовании проведения публичного мероприятия.

Колонна объединенных демократических сил на шествии 1 мая в Петербурге. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Первые проблемы у демократов начались еще на этапе согласования шествия — в прохождении по центру города, в том числе по Невскому проспекту (1 мая — единственный день, когда по Невскому было можно пройти), им отказали.

На обе заявки — и от «Яблока», и от целой группы партий и движений («Открытая Россия», «Партия Роста», штаб Навального, «Справедливая Россия», «Партия перемен» и др.) пришел отказ с предложением отправиться в Удельный парк, на краю города.

Лишь со второй попытки оба шествия с требованием свободных выборов осенью 2019 года (8 сентября в Петербурге пройдут  выборы губернатора и муниципальных депутатов. — Борис Вишневский.) были согласованы, причем по одному маршруту — по Лиговскому, Невскому и Литейному проспектам до Финляндского вокзала.

1 мая, когда демократы начали собираться, выяснилось, что через рамки, преграждавшие путь к месту сбора, полиция категорически не желает пропускать плакаты и транспаранты с лозунгами против президента Путина и врио губернатора Беглова, а также плакаты и символику ЛГБТ. «Никаких дискуссий!» — отвечал организаторам и мне как депутату ЗакСа представитель Смольного, давая полиции указания «держать и не пущать».

Крайне важен тот факт, что ни полиция, ни администрация в принципе не наделены правом фильтровать плакаты, лозунги, флаги и транспаранты, которые граждане приносят на шествие или митинг.

В федеральном законе о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях обозначены права представителей полиции и представителей администрации на публичных акциях. И среди них нет ни одного пункта, позволяющего им оценивать наглядную агитацию и решать, что пропускать, а что нет, что «соответствует тематике акции», а что «не соответствует». Это дело организаторов публичной акции, но не полиции и Смольного. Более того, например, в заявке «Яблока» специально было написано: на шествии допускается ЛЮБАЯ символика, не запрещенная законодательством России.

Это значит — допускается и агитация против Путина, и против Беглова, и за смену власти, и символика ЛГБТ, потому что все это в России пока еще не запрещено. Тем не менее все попытки объяснить это полиции наталкивались на глухую стену.

Большую часть таких плакатов пронести все же удалось — на разных рамках контроль был разным и не везде таким жестким. Но впоследствии это обернулось новым беззаконием со стороны полиции и Росгвардии — и массовыми задержаниями.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Задержав намеченное начало движения на 45 минут, демократов выпустили на Невский — и уже через 300–400 метров остановили: полиция потребовала убрать плакаты «Путин не вечен», «Петербург против ЕДРА» и «Петербург без Беглова». А получив резонный отказ — поскольку все эти плакаты и лозунги совершенно законны и не запрещены ни одним законом, — начала в жесткой форме задерживать демонстрантов.

Их товарищи отказались идти дальше, пока задержанных не освободят, на что Росгвардия ответила новыми, еще более жесткими задержаниями. В автозаке оказались один из лидеров «Открытой России» (движение ликвидировано в марте 2019 года. — Новая газета.) Андрей Пивоваров, активисты штаба Навального Александр Шуршев и Денис Михайлов, депутат ЗакСа Максим Резник (его, впрочем, быстро отпустили), журналист Георгий Марков и многие другие.

Видео нападения (иначе не скажешь) на Шуршева, который, будучи одним из заявителей шествия, спокойно стоял и говорил с полицейскими, широко разошлось по интернету и наглядно демонстрирует, кто на самом деле нарушает закон и кто является провокатором.

Смольнинские СМИ и пригожинские информационные помойки (в последние месяцы они образуют дружный предвыборный пул Беглова) разразились обвинениями в адрес оппозиционеров в том, что они пытались «превратить праздничную акцию в политическую», не понимая, какую чушь несут: на Первомай в Петербурге политические партии и движения всегда выходили с политическими лозунгами, и никого это не удивляло.

Задержаниями, впрочем, силовики не ограничились: шеренги «космонавтов», закованных в бронежилеты и шлемы, бросились на демонстрантов, вытесняя их с Невского, — поступил приказ освободить проезжую часть для транспорта.

На этом шествие демократов и завершилось, не пройдя и пятой части своего маршрута, и начались, увы, привычные в последние годы для меня и правозащитников поездки по отделам полиции для помощи задержанным.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Там выяснилось, что часть задержанных полиция обвиняет в том, что во время шествия, когда останавливались, они скандировали какие-то лозунги и что это был «несогласованный митинг внутри согласованного мероприятия».

Где в этих претензиях ночевал закон — неизвестно: шествия, особенно на Первомай, когда разные политические силы идут друг за другом, время от времени останавливаются, ожидая команды на дальнейшее движение. И во время остановок всегда скандировали какие-то лозунги и повторяли кричалки — это законное право участников. Но питерская полиция, похоже, плохо учила закон — зато хорошо учила команды начальства, которое велело разогнать оппозицию...

На этом, впрочем, нарушения закона не закончились.

В 70-м отделе полиции Невского района врачи скорой подтвердили мне, что Наталье Бариновой при задержании сломали руку. При мне скорая увезла ее в больницу — но потом вернула в отдел полиции. Правда, в итоге ее отпустили вообще без составления протокола.

В 24-м отделе полиции Невского района на вопрос, в чем обвиняют задержанных, мне ответили — статья 20.2 КоАП, часть пятая. Это значит — нарушение правил проведения публичной акции. По этой статье могут только оштрафовать и, следовательно, могут держать в полиции не более трех часов. Составив протокол, задержанных обязаны отпустить. Но отпускать их вовсе не собирались!

Начальник отдела полковник Евгений Иванов заявил мне (это записано на диктофон и уже передано питерскому омбудсмену Александру Шишлову), что председатель Невского районного суда дал команду (!) полиции — везти прямо сегодня в суд всех задержанных и что суд к этому готов: все судьи в этот день вышли на работу.

Тут целый клубок беззакония и произвола.

Во-первых, закон устанавливает, что дела об административных нарушениях, за которые не предусмотрен административный арест (у нас именно такой случай, задержанным, как уже сказано, грозил только штраф), рассматриваются в 15-дневный срок. А вовсе не прямо в день задержания.

Во-вторых, председатель суда не имеет законного права отдавать команды полиции — когда ей везти задержанных в суд.

А в-третьих, если судей (и явно это было сделано не 1 мая, когда начались задержания, а заранее) вызвали на работу — это означает, что массовые задержания планировались тоже заранее.

Депутат петербургского ЗакСа Максим Резник на первомайском шествии. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Когда эта информация была предана мной огласке, ситуация стала меняться: часть задержанных отпустили, обязав их впоследствии явкой в суд. Но не всех — некоторых судили уже глубокой ночью 1 мая. Ряд задержанных получили штрафы, а Шуршев и Пивоваров были арестованы на 10 суток, хотя ни в чем не нарушили закон — его нарушили те, кто их задержал и кто присудил им арест.

Нельзя не задаться вопросом: в чем причина? Почему на традиционно мирном шествии — где каждая из разных политических сил кричала что хотела — было устроено винтилово для демократической оппозиции?

Вариантов ответа несколько.

Но наиболее вероятным — притом что всю ответственность за происшедшее несет Александр Беглов, как временное первое лицо города, и без согласования с ним полиция не стала бы разгонять и винтить — представляется вот что.

Перед нами — первый в Петербурге пример практической реализации недавнего президентского указа об оценке эффективности работы губернаторов.

Что там первым пунктом? Правильно: уровень доверия граждан к власти, и в первую очередь — к президенту Путину.

Это единственное, что теперь беспокоит губернаторов.

Раз так — надо любой ценой не допустить на Невском антипутинских и антибегловских лозунгов и кричалок.

Показать, что «всё под контролем».

Показать, впрочем, не удалось.

Напротив, если Александр Беглов хотел получить в этот Первомай скандал федерального масштаба — он добился цели.

Источник: Новая газета, 2.05.2019

МХГ в социальных сетях

  •  

Комитет против пыток Права человека в России Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - РОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2019. 16+

Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов