Russian English

Новые крепостные



8 июля миллионы мигрантов и студентов-иностранцев в России разом лишатся права на свободное передвижение: что происходит?

 

27 июня Владимир Путин подписал Федеральный закон №163-ФЗ, в котором уточняются понятия миграционного учета в России. Согласно новому тексту, более четкие формулировки получают термины «место пребывания иностранного гражданина» и «сторона, принимающая иностранного гражданина». Большая часть СМИ описали это событие как облегчение жизни мигрантов, поскольку в документе говорится о том, что можно регистрировать иностранных работников в вагончиках, — и это вызвало ворчание среди жителей толерантной России: понаедут еще, займут все наши вагончики.

 

На деле ситуация совершенно другая. Новые правила поставили под удар всех законопослушных трудовых мигрантов и почти всех студентов из других стран. Вне закона может оказаться любое юридическое лицо, пытающееся позвать к себе на работу или на обучение представителя другой страны.

 

Вне правового поля окажутся даже те люди, у кого уже есть все разрешающие пребывание в России документы.

 

Закон от восьмого-седьмого

 

Когда иностранный гражданин приезжает в Россию, он обязан встать на миграционный учет и зарегистрироваться. Сам он зарегистрироваться при этом не может: обязанность возлагается на принимающую сторону. В случае частного визита — это хозяин арендуемой квартиры или гостиница, в случае учебы — вуз, в случае работы — фирма, в которой работает иностранец (последнее вариативно, поскольку на учет компания сотрудника ставить обязана, а регистрировать можно вроде как по желанию). С частниками разговор отдельный, а вот юридические лица поступали просто: закон допускал зарегистрировать студента или сотрудника просто на адрес главного здания вуза или компании. Сам иностранец при этом мог жить в другом месте, но подразумевается, что, если полиция или другие компетентные органы будут его искать, связаться с ним можно через тот адрес, где он зарегистрирован.

 

У такой схемы были свои преимущества и недостатки. «Есть фирмы, у которых в штате пять-шесть тысяч иностранных сотрудников. Им удобно регистрировать людей на свой адрес, чтобы отслеживать своевременность выплат трудовых патентов и вовремя продлевать работникам сроки пребывания», — рассказывает миграционный эксперт Светлана Саламова. Обратная сторона медали кроется в условиях жизни таких работников (не всех: чаще всего это относится к мигрантам из Средней Азии). «Иногда работодатель селил сотрудников в вагончики по 15 человек, в тяжелые условия для проживания. К тому же найти людей по юридическому адресу часто очень сложно», — объясняет правозащитник Андрей Бабушкин.

 

Чтобы решить в том числе и эти проблемы, были изменены формулировки терминов в миграционных законах. Вот только по факту положение мигрантов и их работодателей в России существенно ухудшилось, а не улучшилось. Подписанные 28 июня поправки гласят, что местом пребывания иностранного гражданина является жилое помещение, не являющееся местом жительства, или иное помещение, в котором иностранный гражданин или лицо без гражданства фактически проживает (регулярно использует для сна и отдыха). Если его регистрирует организация, иностранец должен фактически жить в принадлежащем компании помещении — при этом само помещение должно быть оборудовано под обычную жизнь.

 

Еще раз: теперь иностранный работник, если он хочет, чтобы его регистрировала компания, обязан все время жить в жилых помещениях этой компании.

 

Загвоздка в том, что у большинства юридических лиц просто нет жилых помещений. Проще всего будет строительным компаниям — они действительно теперь могут регистрировать работников в вагончиках и бытовках, — а всем остальным фирмам разместить своих сотрудников из других стран негде. Диван и микроволновка не являются показателем того, что помещение  — жилое. «С точки зрения законодательства жилым помещением является то, которое зарегистрировано в таком статусе, — говорит Светлана Саламова. — Кабинет с диваном — это помещение нежилое, но если компания позволит там поставить свои чемоданы, плиту, холодильник, то теоретически вас там на учет поставить можно. Однако в таком случае сотрудник кадровой службы, который будет регистрировать вас в МВД, должен предоставить органам миграционного контроля документ о том, что это помещение зарегистрировано как жилое».

 

Будут ли компании заниматься этим и отдавать свои кабинеты под спальни? Ответ очевиден.

 

Крупные агентства, работающие в сфере аудита и консалтинга (в этой отрасли много иностранцев — не только экспатов, но и выпускников российских вузов с паспортами стран СНГ), уже начали предупреждать своих сотрудников о необходимости искать место, где их могут зарегистрировать. Директор по маркетингу и PR компании AT Consulting Виктория Плотинская рассказала «Новой», что иностранные сотрудники организации должны до 9 июля зарегистрироваться по месту своего фактического проживания (раньше их регистрировала фирма на свой юридический адрес), а сама компания готова «помогать юридическими консультациями». Как полагает Плотинская, сложностей у их сотрудников возникнуть не должно, поскольку зарегистрироваться в арендуемой квартире — «не проблема».

 

Однако насколько известно «Новой», некоторые сотрудники крупных компаний уже подумывают об увольнении или переводе в свои страны в связи с тем, что регистрировать их хозяева квартир не намерены.

 

«Компании теряют возможность контролировать миграционный учет своих иностранных работников, а иностранные граждане, проживающие в арендованных квартирах, будут вынуждены договариваться с собственниками жилых помещений о постановке на учет, — констатирует директор отдела налогов и юридических услуг Ernst & Young Роман Гусев (эта компания сокращений персонала не планирует). — На практике мы видим, что многие арендодатели отказывают в этой процедуре, не желая брать дополнительную административную нагрузку. В таких случаях иностранцам придется в срочном порядке искать новое жилье. Те же арендодатели, которые согласятся выполнять новые требования, будут вынуждены жестко контролировать все въезды своих иностранных жильцов на территорию Российской Федерации, поскольку ставить их на миграционный учет необходимо после каждого такого въезда.

 

И здесь есть риски для добросовестных арендодателей — если иностранец въедет на территорию РФ и забудет сообщить об этом арендодателю, то последний окажется нарушителем закона, сам того не подозревая. С другой стороны, иностранцы также могут оказаться в затруднительном положении, если арендодатель вдруг откажется ставить их на миграционный учет или не сможет физически выполнить требования закона, например, по причине отъезда».

 

Плохо то, что у новых правил, судя по всему, есть обратная сила. То есть все, у кого текущая регистрация на юридический адрес действует и после 8 июля, с ближайшего понедельника становятся вне закона.

 

Если, конечно, не смогут в срочном порядке уговорить хозяев квартир зарегистрировать себя. Но в этом случае никто не гарантирует, что арендодатель будет делать это бесплатно: договор аренды предполагает, что за сдачу жилья хозяин платит налоги, а регистрация и аренда «по дружбе», вне налогового поля, может привести к тому, что цены на съем квартиры для иностранцев в России вырастут.

 

Формально об обратной силе закона в подписанных Путиным поправках ничего не сказано, однако еще до 8 июля правозащитники получают сигналы о попытках депортации мигрантов за то, что они живут не там, где зарегистрированы. По сути, такое право теперь закреплено за МВД официально: если человек с нероссийским паспортом будет обнаружен инспектором не по месту регистрации (вечером в другой квартире), это уже может стать причиной депортации.

 

Так произошло 4 июля с гражданами Узбекистана в Омской области, рассказывает правозащитник Валентина Чупик. Иностранцы пришли в миграционный центр с регистрацией у посредника-легализатора, а их отправили на депортацию, поскольку они якобы не живут там, где зарегистрированы.

 

Иными словами, по новому закону мигрант не имеет права даже ночевать там, где он не зарегистрирован.

 

Отметим также, что по Конституции закон обратной силы не имеет — об этом говорит 54-я статья, и на это, в частности, напирают специалисты компании Alliance Legal Migration с офисом в Петербурге. Так что, по идее, все регистрации, сделанные до 8 июля, должны действовать и далее до окончания срока действия. Однако доказать это можно только через суд, а он на сторону мигрантов встает в редчайших случаях.

 

Заложники общежитий

 

Сотрудники российских фирм с паспортами другой страны — это полбеды: они в крайнем случае могут доплатить арендодателям за регистрацию. Под ударом оказываются все иностранные студенты в России. Раньше их регистрировали вузы на свои главные корпуса. Теперь всех иностранных студентов учебные заведения обязаны будут регистрировать в здании общежитий. Но количество мест в них не соответствует количеству иностранных студентов (в общежитиях к тому же должны жить и иногородние россияне), а к тому же есть люди, которые не хотят жить в общежитиях и могут снимать квартиры, — те же студенты с детьми, например. Раньше они могли надеяться на регистрацию от вуза, теперь же о регистрации им придется позаботиться самостоятельно.

 

Это действует и в отношении тех студентов, которые уехали на каникулы домой, не зная, что осенью им придется въезжать по новым условиям. Кроме того, зарегистрированные в общежитиях студенты становятся, по сути, их заложниками.

 

Любое университетское нарушение или, например, поход на митинги создает для руководства университетов возможность лишать регистрации «неудобных» иностранных студентов, что автоматически означает нарушение режима пребывания и депортацию на родину. Учитывая, что многие иностранные студенты с крепостным правом никогда не сталкивались, они себя ведут как свободные люди. Теперь их свобода будет резко ограничена часами закрытия входной двери в общежитие.

 

Сами вузы, кажется, еще не знают, что им теперь делать: для большинства из них новые правила стали большой неожиданностью, а главный вопрос, который им предстоит решать, как теперь принимать иностранных студентов, если всех их зарегистрировать по закону будет невозможно.

 

В РУДН «Новой» отказались комментировать измененные правила. В Высшей школе экономики заявили, что находятся «в процессе отработки механизма учета по новым правилам» (при этом в распоряжении «Новой» есть переписка студентов с миграционным отделом ВШЭ: там в категорической форме заявляется, что регистрация может быть только по месту фактического проживания). В МГУ «Новой» заявили, что «вопросы организации своевременной постановки на миграционный учет и продления визы иностранным обучающимся, проживающим на съемных квартирах, в настоящее время прорабатывается руководством Московского университета с целью поиска оптимального решения». «Никаких ограничений по приему иностранных абитуриентов в связи с принятием 163-ФЗ от 27.06.2018 Московский университет не рассматривает», — добавили в МГУ. Другие учебные заведения к моменту сдачи материала в печать на запросы «Новой» не ответили.

 

«Если у вуза нет общежития или его не хватает, студент может попросить у учебного заведения ходатайство для арендодателя, что вуз просит поставить его на учет по месту фактического проживания. И тогда хозяин квартиры может, если захочет, его зарегистрировать», — объясняет миграционный эксперт Светлана Саламова.

 

Все под колпаком

 

Не стоит думать, что все вышеперечисленное — головная боль иностранцев, которая вас не коснется.

 

По новым правилам россияне, которые сдают квартиру иностранцам, автоматически становятся «принимающей стороной» — то есть они обязаны зарегистрировать их на своей жилплощади и несут за них ответственность.

 

«Для тех, кто сдает квартиры иностранцам, тоже будут повышенные проверки и штрафы в случае несоблюдения законов», — прогнозирует Саламова. Справедливости ради эти штрафы существовали и раньше, однако они почти никогда не выписывались. По информации «Новой», сразу после окончания чемпионата мира полиция начнет усиленно обходить дома на предмет незарегистрированных иностранцев.

 

Более того, сейчас россиянин несет ответственность за иностранного гражданина, даже если тот уехал, но миграционный учет еще действует. В Госдуме готовится ко второму чтению законопроект от Ирины Яровой, по которому можно снять мигранта с учета самостоятельно и мгновенно через интернет. Но этот же законопроект фактически позволит арендодателям в любой момент снять жильца с учета по своему собственному желанию (например, утверждая, что с мигрантом «потерян контакт»). В этом случае человек просто будет привязан к прихоти хозяина: тот может повысить арендную плату просто так, угрожая в противном случае лишить иностранца регистрации. К тому же если мигрант не живет в той квартире, в которой он зарегистрирован, он может оказаться без документов в любой момент, поскольку, согласно еще одной поправке, мигранта можно выписать из квартиры без его собственного ведома. В таком случае постовые на улице могут, остановив иностранца, автоматически его оштрафовать и депортировать.

 

В середине июня в Госдуме одобрили во втором чтении еще один законопроект. По нему организация, пригласившая иностранца, несет за его поступки полную ответственность: например, если он помимо этой организации работает где-то еще или «промышляет темными делишками» (цитата депутата Госдумы Виктора Карамышева), придут потом к первичной организации. Кроме того, компании же должны будут позаботиться о том, чтобы мигрант после окончания срока трудового договора мгновенно выехал из страны — в противном случае сама организация будет оштрафована.

 

Тогда же был одобрен новый перечень штрафов за несоблюдение всех этих правил и со стороны организаций, и со стороны простых россиян.

 

По новым нормам КоАП за нарушения, связанные с мигрантами, физические лица будут платить до 4 тысяч рублей, должностные лица — до 50 тысяч, юридические лица — до 500 тысяч рублей.

 

Выгодополучатели

 

По большому счету, пакет законов, принятый и еще рассматриваемый (МВД, например, создает экспертную группу для разработки Миграционного кодекса), должен был быть как минимум отправлен на доработку, поскольку, как говорит правозащитник Андрей Бабушкин, «количество вреда от него превышает количество пользы». Но кулуарность принятия этих правил — не было ни общественной экспертизы новых правил, ни, насколько известно «Новой», даже консультаций с независимыми миграционными юристами — говорит о том, что новые репрессивные правила в отношении мигрантов выгодны именно в таком виде.

 

Вопрос — кому? К примеру, Ирина Яровая считает, что некоторые изменения — та же возможность снимать мигранта с учета самостоятельно — в интересах простых россиян: об этом говорится в пояснительной записке к законопроекту, которую в ответ на просьбу «Новой» о комментарии прислали помощники депутата. Правозащитники же считают, что МВД, в ведение которого полностью перешла миграция, получило еще один инструмент для вымогательства взяток. Любого мигранта могут остановить на улице и угрожать ему депортацией (а откупиться проще), любого хозяина квартиры можно запугать штрафами.

 

К тому же угроза депортации — удобный инструмент для расправы с неугодными.

 

«Новая» рассказывала о семье Гулчехры Алиевой, которую вместе с сыном закрыли на пять дней в отделении полиции в Раменках без еды и воды, выпуская раз в два дня в туалет. Полицейские, по словам Алиевых и правозащитников, вымогали деньги, в противном случае обещая депортировать их в связи с усилением мер перед чемпионатом мира по футболу. После вмешательства правозащитников Алиевых отпустили, и было даже заведено уголовное дело по факту пыток. «Однако когда их вызвали на допрос, выяснилось, что их намерены депортировать за то, что они зарегистрированы по месту работы, а не там, где живут на самом деле (закон при этом еще не начал действовать. — «Новая»), — говорит Валентина Чупик. — Мы фактически спаслись из отделения бегством».

 

Еще один бенефициар нового закона — спецслужбы. Как стало известно «Новой» от источника в университетской среде, сотрудники спецслужб имеют отношение к некоторым миграционным отделам в российских вузах.

 

По сути, это возвращение советской системы «работы» с иностранцами в университетах: при абсолютной неизбежности нарушений со стороны студентов-мигрантов их можно склонять к «дружбе» и «сотрудничеству» при необходимости.

 

Кроме того, иностранцы как таковые теперь без официальной регистрации просто не смогут сделать малейшего шага в стране. Под раздачу, правда, попадут дружественные Кыргызстан и Казахстан — но это уже побочные эффекты.

 

Наконец, выгоду от этого закона приобретут фиктивные регистраторы мигрантов, поскольку вся индустрия уйдет в теневой сектор. Уже сейчас мигранты, приезжающие в ММЦ в Сахарово, не могут там зарегистрироваться на время оформления других документов, того же патента (у ММЦ, говорят правозащитники, больше нет на это прав из-за нового закона). «Все идут толпой на Казанский вокзал, регистрироваться у тех, кто делает это фиктивно», — констатирует Валентина Чупик. В районе Казанского вокзала, насколько известно «Новой», крупнейшая точка таких «услуг»: при этом действуют люди фактически на глазах у представителей силовых структур, но те не делают ничего (возможно, знают нечто большее). Стоимость такой фиктивной регистрации составляет 7–8 тысяч рублей — значимые для мигрантов деньги.

 

МВД упорно продолжает молчать о том, как вообще будет действовать этот закон, — никаких официальных пояснений опубликовано не было. «Новая» отправила запрос в министерство, но к моменту публикации материала ответа от ведомства не поступило.

 

Авторы: Вячеслав Половинко, Татьяна Васильчук

 


МХГ в социальных сетях

  •  

Права человека в России Казанский Правозащитный Центр Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМ Комитет против пыток Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р Общественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей     

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2018. 16+

Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов