Russian English

"Общественный вердикт" проанализировал законопроект об изменениях в закон "О полиции"

 

По мнению экспертов, в законопроекте об изменениях в закон «О полиции» нет ничего, что бы сужало полномочия полиции. Ничего, что бы устанавливало дополнительные гарантии прав граждан, а многие положения законопроекта, расширяющие полномочия полиции, сформулированы так, что создают предпосылки для нарушения прав. Сокращаются права конкретного сотрудника полиции. При том, что уже сейчас сами полицейские часто жалуются на свое фактическое бесправие перед руководством.

Эксперты фонда «Общественный вердикт» подготовили Замечания к проекту поправок в закон «О полиции».

В Госдуму внесен законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон "О полиции"».

Проект закона не содержит ни одного положения, сужающего полномочия полиции или устанавливающего дополнительные гарантии прав граждан. Многие положения, сформулированы так, что создают предпосылки для нарушения прав граждан.

Свои замечания к законопроекту подготовил юрист фонда «Общественный вердикт» Яков Ионцев.

13 мая 2020 г. в Государственную Думу был внесен правительством законопроект № 955 380−7 «О внесении изменений в Федеральный закон „О полиции“».

Предлагаемые изменения можно условно объединить в несколько групп:
 

  • техническая правка (самая объемная группа);
  • ограничение прав полицейских (но не как представителей власти, а как особой категории граждан);
  • расширение прав полиции.

Проект закона не содержит ни одного положения, сужающего полномочия полиции или устанавливающего дополнительные гарантии прав граждан. То есть очевидна общая направленность поправок.

Многие положения, расширяющие права полиции, сформулированы таким образом, что допускают расширительное толкование и создают предпосылки для нарушения прав граждан.

Особняком стоит предлагаемая к введению ч. 11 ст. 30 ФЗ «О полиции». Технические правки не представляют особенного интереса, поэтому ниже о поправках, которые ограничивают права полицейских и расширяют их полномочия.

Поправки, ограничивающие права полицейских

К ним относятся предложение отменить ст. 41 ФЗ «О полиции», а также внести изменения в статью 28 ФЗ «О полиции».

Статья 41 закона «О полиции» устанавливает гарантии «сотрудникам полиции, избранным (назначенным) в законодательный (представительный) или исполнительный орган государственной власти либо в орган местного самоуправления». Действующие гарантии сводятся к тому, что сотрудникам полиции гарантируется восстановление на службе в той же или равноценной должности после окончания их полномочий в соответствующем органе, и период исполнения этих полномочий засчитывается в трудовой стаж и выслугу лет.

Полная отмена этих гарантий, особенно гарантии восстановления на службе, фактически означает запрет на участие в выборах в представительные органы местного самоуправления под угрозой увольнения или в лучшем случае понижения в должности. Аналогично возникает фактический запрет на занятие должностей в системе государственной и муниципальной власти.

Что касается статьи 28 закона «О полиции», то предлагается, по сути, отменить право сотрудника полиции на участие в внутриведомственной оценке его деятельности.

Пункт 8 (ч.1) статьи 28 гарантирует, что сотрудник полиции имеет право "на ознакомление с отзывами о его служебной деятельности и другими документами до внесения их в личное дело, с материалами личного дела, а также на приобщение к личному делу его письменных объяснений и других документов и материалов". Никаких аналогичных заменяющих поправок проект закона не содержит.

Сложно сказать, насколько значимы эти права в настоящее время на практике, однако сам факт последовательного сокращения прав конкретного сотрудника полиции (при том, что уже сейчас сами сотрудники полиции часто жалуются на своё фактическое бесправие перед руководством) очевиден.

Поправки, расширяющие права полиции

Здесь следует выделить наиболее значимые.

1 Квази-правонарушения

Так, предлагаемый к введению пункт 3_1 части 1 статьи 13 ФЗ «О полиции» позволяет проводить «осмотр места происшествия, местности, помещений, транспортных средств, предметов, документов и иных объектов» в связи с рассмотрением «заявлений и сообщений о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции».

Из предлагаемой формулировки неясно, что такое «происшествия, разрешение которых отнесено к компетенции полиции». Исходя из здравого смысла можно было бы предположить, что эти «происшествия» представляют собой преступления или административные правонарушения. В таком случае осмотр проводился бы в соответствии с УПК РФ и КоАП РФ в порядке, установленном данными кодексами.

Однако, по всей видимости, подразумеваются некие иные «происшествия». Так, осмысленность простого дублирования положений УПК РФ и КоАП РФ в закон «О полиции» сомнительна, поскольку соответствующие права уже предоставлены сотруднику полиции указанными кодексами.

Кроме того, из текста предлагаемого к введению пункта следует, что по результатам осмотра составляется «акт осмотра». Однако ни КоАП РФ, ни УПК РФ не предусматривают такого документа по результатам осмотра. Более того, КоАП РФ не предусматривает собственно процессуального действия «осмотр места происшествия» — аналогичное действие называется «осмотр места административного правонарушения». Действующие нормы КоАП РФ и УПК РФ, регламентирующие порядок осмотра, права и обязанности лица, проводящего осмотр, гарантии прав граждан и т.п. к осмотру неизвестному кодексам «места происшествия» юридически неприменимы.

Таким образом, предлагаемый к введению п. 3_1 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции» предоставляет полиции право

проводить осмотры в неопределенном порядке, с неопределенными полномочиями при самом осмотре, не устанавливая при этом каких-либо гарантий прав граждан в рамках этого осмотра.

Более того, такие осмотры предполагается проводить по сообщениям о событиях, не являющихся даже предположительно ни преступлением, ни административным правонарушением, т.е., видимо, по сообщениям о том, что зимой с неба падает снег. Очевидно, что такая норма создает условия для злоупотреблений со стороны полиции.

Фактически, полицейским вручаются те же полномочия, которые действуют на процессуальной стадии дознания и расследования, но при этом эти полномочия «включаются» до начала официального и публичного порядка привлечения к ответственности граждан.

2 ​Вскрытие транспортных средств

Предлагаемую к введению статью 151 ФЗ «О полиции» («Вскрытие транспортного средства») можно оценить двойственно.

С одной стороны, необходимость введения нормы, регламентирующей основания и порядок вскрытия автомашины и последующие действия полиции, очевидна. С другой, предлагаемая формулировка создаёт условия для расширительного толкования (и, соответственно, злоупотреблений) и не устанавливает необходимых гарантий.

Так, пункты 1 и 4 части 1 предлагаемой к введению статьи предусматривает возможность вскрытия автомашины «для спасения жизни граждан» и «для пресечения преступления».

С одной стороны, действительно вскрытие автомашины может быть необходимо для оказания человеку медицинской помощи, и даже само нахождение в автомашине может угрожать жизни человека (например, вызвать смерть от переохлаждения или перегрева). Аналогично вскрытие автомашины может быть необходимо, например, для пресечение совершаемого в ней преступления.

С другой же стороны, неконкретность данных формулировок позволяет, выстроив достаточно длинную логическую цепочку, толковать их широко.

Так, пункт 1 не содержит указаний на характер и степень угрозы жизни граждан, которая, по замыслу разработчиков законопроекта, должна быть основанием для вскрытия автомашины. В результате буквальное толкование пункта 1 позволяет вскрыть припаркованную машину для извлечения из её салона находящихся в ней людей, поскольку она может самовозгореться (что действительно возможно и иногда случается), что, в свою очередь, угрожало бы их жизни.

Аналогично пункт 4 не содержит указаний на логическую связь между вскрытием автомашины и пресечением преступления.

Представляется, что пункт 1 части 1 статьи 151 должен содержать оговорку вида «если нахождение человека в автомашине создаёт непосредственную угрозу его жизни и здоровью». Пункт 4 части 1 статьи 151 разумно было бы изложить, например, как «для пресечения совершаемого в данной автомашине преступления».

Пункт 2 предусматривает право полиции вскрывать автомашины «для обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях». При этом характер и степень угрозы безопасности, их соотношение с окружающей обстановкой (ЧС, массовые беспорядки) никак не ставятся в зависимость с возникновением у полиции права на вскрытие автомашины.

Как уже упоминалось выше, достаточно длинная логическая цепочка позволяет практически любое действие оценить как направленное на обеспечение безопасности граждан или общественной безопасности. Данная формулировка позволяет, например, в условиях режима ЧС, обусловленного распространением заболевания, вскрыть автомашину для изъятия из её багажника канистры бензина, которая теоретически может загореться и тем самым создать некоторую угрозу общественной безопасности. В таком случае действия полиции были бы формально законны, хотя абсурдны и необоснованны по существу.

В то же время этот пункт не позволяет, например, при пожаре вскрыть автомашину, чтобы освободить проезд и пропустить к месту пожара машины скорой помощи и противопожарной службы.

Таким образом, видно, что данный пункт сформулирован, с одной стороны, слишком формалистично, поскольку сам по себе факт чрезвычайной ситуации или массовых беспорядков не означает необходимости принятия экстренных мер конкретно в месте стоянки автомашины. С другой стороны, необходимость принятия экстренных мер может быть вызвана локальными событиями сравнительно небольшого масштаба (например, пожар, обрушение здания), но не являющиеся чрезвычайной ситуацией. Представляется очевидным, что данный пункт необходимо переформулировать.

Пункт 5 устанавливает возможность вскрытия автомашины для «применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, если имеются основания полагать, что совершившее данное правонарушение лицо находится в состоянии опьянения» (т.е. фактически для задержания).

Буквальный смысл данного пункта позволяет вскрыть автомашину для задержания, например, лица, совершившего мелкое хулиганство, находящегося в состоянии опьянения. Но не позволяет вскрыть её в случае, если такой нарушитель был трезв.

Очевидно, что нет разумных оснований разделять эти две ситуации и ставить возможность вскрытия автомашины в зависимость от опьянения нарушителя.

Пункт 6 устанавливает возможность вскрывать машину для «осмотра транспортного средства и (или) груза, если имеются основания полагать, что в транспортном средстве находятся без специального разрешения предметы или вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособные». Хранение и транспортировка предметов или вещей, изъятых из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособных, как правило, наказуемо в уголовном или административном порядке. Таким образом, единственно разумным способом их поиска представляется досмотр в порядке КоАП РФ (либо обыск в порядке УПК РФ, но по смыслу пункта речь идёт скорее о досмотре). Любой иной способ поиска и, соответственно, обнаружения, либо исключает привлечение виновных лиц к ответственности (поскольку обнаружение осуществлено при сомнительных обстоятельствах), либо создаёт условия для злоупотреблений со стороны сотрудников полиции (в случае, если судебная практика пойдёт по пути доверия такому способу обнаружения).

Представляется разумным заменить в данном пункте термин «осмотр» термином «досмотр».

Пункт 8 устанавливает возможность вскрывать машину для «установления обстоятельств несчастного случая». Неясно, что подразумевается под «установлением обстоятельств несчастного случая». Исходя из здравого смысла можно предположить, что подразумевается проверка или расследование в порядке УПК РФ по сообщению о преступлении (если речь идёт о «несчастном случае», то, видимо, подразумевается относящаяся к подследственности дознания МВД, т. е. полиции. статья 219 УК РФ «Нарушение требований пожарной безопасности»), однако, прямо из предлагаемого текста поправки это не следует.

Данная формулировка позволяет толковать норму и таким образом, что речь идёт о расследовании несчастного случая в смысле, подразумеваемом ст.ст. 184, 227−231 Трудового кодекса РФ, или об исследовании полицией любого события («несчастного случая»), хотя бы и не относящегося к её подследственности и/или подведомственности.

Кроме того, полномочия, связанные с доследственной проверкой и/или расследованием, универсальны и присущи следователю (дознавателю) независимо от его ведомственной принадлежности.

То есть такое полномочие, если его истинной целью является доследственная проверка и/или расследование, должно содержаться в уголовно-процессуальном законодательстве, а не в законе о полиции.

Очевидно, что вскрытие машины предполагает её повреждение, а также ставит под угрозу ее последующую сохранность и находящегося в ней имущества. Нет сомнений, что будет вставать вопрос о возмещении вреда, причиненного вскрытием машины, для чего будет иметь значение подтверждение самого факта ее вскрытия, нанесенных ей повреждений и т. п.

Однако предлагаемые поправки не предусматривают документирования факта и способа вскрытия машины; уведомление же владельца хотя и предусмотрено, но регламентация этого уведомления оставлена на усмотрение МВД РФ, т. е. заинтересованной организации. Нет оснований сомневаться, что принятый МВД регламент будет гарантировать в первую очередь интересы МВД, а не граждан.

Несмотря на то, что вносимые поправки устанавливают обязанность полиции в отсутствие собственника вскрытого транспортного средства «обеспечивать недопущение доступа посторонних лиц в транспортное средство» (что само по себе разумно), они не устанавливают конкретных мер по «недопущению доступа посторонних лиц». Данное положение равно допускает выставление у вскрытой автомашины поста полиции, опечатывание её бумажками с надписью «доступ запрещен. полиция», или эвакуацию на платную стоянку (с оплатой за счёт владельца), что представляет собой явный абсурд.

Поправки о блокировании и оцеплении территорий

В статье 16 закона «О полиции» предлагаются изменения, допускающие при оцеплении (блокировании) территории проводить осмотр (фактически — непроцессуальный досмотр) граждан, находящихся при них вещей, осмотр транспортных средств и перевозимых грузов. О самом непроцессуальном осмотре и его опасности сказано выше.

В данном случае можно добавить, что предлагаемые поправки не ставят проведение осмотра в зависимость от каких-либо обстоятельств, кроме самого факта оцепления, и даже не обозначают какой-то общественно-полезной цели осмотра.

Поправки о ненаказуемости полицейских

Статья 30 закона «О полиции» предлагается дополнить пунктом о ненаказуемости сотрудников полиции за действия, совершенные ими «при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, в связи с реализацией прав, предоставленных полиции, если эти действия осуществлялись по основаниям и в порядке, установленным федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, составляющими правовую основу деятельности полиции». По сути, за совершение законных и обоснованных действий.

Данный пункт кажется абсурдным, поскольку уголовная и административная ответственность предполагают необоснованность либо незаконность наказуемых действий.

С другой стороны, учитывая, что предлагаемыми поправками полномочия полиции прописываются формалистично, неконкретно, без указания на необходимость и обоснованность данного действия в данной конкретной ситуации.

В сочетании с поправками в статью 30 можно предположить, что расширительное толкование указанных выше положений (а возможно, не только их) не только возможно, но и предполагается. Поправки же в статью 30 служат цели обеспечить иммунитет сотрудников полиции от преследования за совершение ими формально законных, но фактически необоснованных действий.

Источник

МХГ в социальных сетях

  •  

Комитет против пыток Права человека в России Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - РОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2020. 16+