Russian English

Члены СПЧ о событиях 23 и 31 января

 

События, которые произошли 23 и 31 января раскололи общество, люди перестали слышать друг друга, власть и народ говорят на разных языках. Сегодня перед нами сложная задача – выйти на позитивный уровень и дискуссии, и действий. Требование о неукоснительном соблюдении закона в одинаковой степени относится как к участникам массовых акций, так и к полиции.

Члены Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, опираясь на материалы СМИ и данные, полученные от наблюдателей за протестными акциями, которые прошли в городах России 23 и 31 января 2021 года, констатируют следующее:

1. Задержания граждан начинались до начала акций. При этом задерживались и случайные люди, оказавшиеся в районе проведения акций. Задержание таких граждан продолжались и во время проведения акций.

2. Призывы к несовершеннолетним участвовать в публичных акциях не вызвало у них энтузиазма. Таких участников было ничтожно мало, что соответствует данным полиции по задержанию несовершеннолетних. Мы считаем недопустимым подвергать детей опасности.

3. Места проведения акций, чаще всего центры городов были заблокированы, что затруднило передвижение граждан, не имевших отношение к протестам.

4. Нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в которых были прописаны ограничения, связанные с пандемией, вводился запрет на проведение публичных мероприятий. Но запрету подверглись только акции гражданского протеста, в то время как проведение концертов, салютов, спортивных праздников и других массовых мероприятий согласуются властями по мере снятия ограничений.

5. В масс-медиа и социальных сетях размещены фото и видео материалы, демонстрирующие случаи жёсткого обращения сотрудников правоохранительных органов с мирными гражданами с использованием резиновых дубинок, и электрошокеров. Задержанные часами сидели в автозаках, а затем в отделах полиции без оформления протоколов, без еды, воды и лекарств.

6. Недостаточной была реакция правоохранительных органов на действия провокаторов, которые, находясь внутри группы участников несогласованной акции, пытались спровоцировать участников на противоправные действия.

7. Действия сотрудников полиции оказывались в большинстве случаев анонимными, так как сотрудники полиции при задержании в нарушение требований закона не представлялись, причину задержания не объясняли, нагрудные знаки часто либо отсутствовали, либо не были видны. Практически все сотрудники Росгвардии личных номеров не имели.

8. Полиция задерживала журналистов, имевших спецодежду, служебные удостоверения и редакционные задания, тем самым создавая препятствия для выполнения ими своих законных профессиональных обязанностей. Аналогичным образом полиция задерживала наблюдателей от различных правозащитных организаций, несмотря на наличие у них соответствующих документов и бейджей.

9. В ряде отделов полиции в разных городах был объявлен план «Крепость», хотя представителями общественности не было обнаружено никакой угрозы нападения на отделы, и туда не допускали адвокатов, членов общественных наблюдательных комиссий, не принимали передачи для задержанных.

10. У некоторых задержанных незаконно изъяли личные вещи, в том числе телефоны.

11. Проводилась не предусмотренная законом принудительная дактилоскопия граждан из числа лиц, к которым могла быть применена только добровольная дактилоскопия, под угрозой того, что их не отпустят и оставят в органе внутренних дел на 48 часов, несмотря на наличие у них паспортов и отсутствие необходимости устанавливать их личности.

12. Сотни задержанных провели ночь в автозаках, автобусах, в отделах полиции, в неприспособленных для ночлега помещениях, без оформления протоколов, без еды, воды и лекарств. Хотя по закону административное задержание не может превышать более трёх часов при наличии у них документов, удостоверяющих личность.

13. Судебные заседания проводились как в дневное, так и в ночное время. Было вынесено такое количество решений об административном аресте, что мест в спецприемниках не хватало, выстраивались очереди из автозаков и автобусов с людьми, к которым суды применили административный арест. Граждане жаловались на невозможность спать, холод и отсутствие еды и воды. Городские спецприемники переполнены, а изоляторы временного содержания, в которые в некоторых городах отправляют административно арестованных, не предназначены для исполнения административного наказания.

14. Наблюдались случаи, когда участники несогласованной акции применяли насилие к гражданам с иными лозунгами, сотрудникам полиции и Росгвардии, провоцировали их, вели себя в отношении них грубо и неуважительно, допускали действия, выходящие за рамки закона. Мы осуждаем подобные действия, которые идут вразрез с принципами гражданского согласия.

Мы считаем, с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, что государство не должно подходить к несогласованным массовым мероприятиям как к немирным, вне зависимости от реального поведения участников акций, при отсутствии с их стороны насильственных действий.

Мы предлагаем:

1. Изменить нормативные правовые акты и правоприменительную практику субъектов РФ, согласовывая проведение митингов и шествий наравне с прочими публичными мероприятиями, с не большими ограничениями, чем прочих массовых и публичных мероприятий, продолжить применение такого подхода в случае ослабления ограничительных мер при снижении эпидемической угрозы.

2. Прекратить использование спецсредств при задержании мирных участников мероприятий вне зависимости от их лозунгов и при отсутствии насильственных действий с их стороны.

3. Начать как служебные, так и процессуальные проверки по фактам превышения служебных полномочий, препятствования работе адвокатов и журналистов, не только в тех случаях, когда заявления об этом будут поданы, но и по сведениям, имеющимся в СМИ.

4. Обеспечить своевременный доступ адвокатов в здания полиции и спецприемники, в которых находятся лица доставленные или отбывающие административное наказание.

5. Запретить практику препятствования журналистам при выполнении их профессиональной деятельности.

6. Сотрудничать с наблюдателями от общественных правозащитных организаций, имеющими опознавательные знаки и поручения от организаций, при разрешении конфликтов во время проведения публичных акций.

7. Лица, в отношении которых судами были вынесены решения об административных арестах, часто принимаются в спецприемники с превышением установленного лимита наполнения, или в ИВС, или не принимаются длительное время в спецприемники в связи с их переполнением. По таким делам прокуроры должны незамедлительно принести апелляционные представления по отсрочке исполнения постановления о назначении административного наказания". Суды в первоочередном порядке должны рассмотреть эти представления.

Мы призываем участников протестных митингов и местные власти к переговорам в поисках компромиссов для согласования публичных мероприятий во избежание эскалации насилия в общественной жизни. Члены Совета готовы выступить посредниками в организации и проведении таких переговоров.

Члены Совета:

1. Андреева Татьяна Константиновна
2. Асмолов Александр Григорьевич
3. Бабушкин Андрей Владимирович
4. Верховский Александр Маркович
5. Винокурова Екатерина Владимировна
6. Евдокимова Наталия Леонидовна
7. Засурский Иван Иванович
8. Каляпин Игорь Александрович
9. Ковлер Анатолий Иванович
10. Кравченко Борис Евгеньевич
11. Маковецкая Светлана Георгиевна
12. Марголина Татьяна Ивановна
13. Мерзлякова Татьяна Георгиевна
14. Меркачёва Ева Михайловна
15. Никитинский Леонид Васильевич
16. Пастухов Игорь Николаевич
17. Резник Генри Маркович
18. Ряховский Владимир Васильевич
19. Сванидзе Николай Карлович
20. Сокуров Александр Николаевич
21. Юргенс Игорь Юрьевич
22. Ясин Евгений Григорьевич

Источник: Эхо Москвы, 5.02.2021

МХГ в социальных сетях

  •  

Комитет против пыток Права человека в России Фонд 'Общественный Вердикт' Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - РОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2020. 16+