Russian English

МВД расспросят о недопусках адвокатов в ОВД



15 июля в Москве после мирной протестной акции было задержано более 140 человек. Многие из них не смогли вовремя получить юридическую помощь, потому что полиция опять отказывалась допустить защитников к задержанным. А сотрудники ОВД «Даниловское» и вовсе объявили о введении плана «Крепость»: в результате одному адвокату пришлось ночевать внутри отдела, а второму – в машине на улице. За неделю до этих событий независимый журналистский проект «Адвокатская улица» рассказывал о проблеме недопусков членам общественных советов при столичном ГУВД и федеральном МВД. Собеседники «АУ» согласились поднять этот вопрос на одном из ближайших заседаний – и попросили адвокатов предоставить информацию о конкретных примерах. Побывавший внутри «Крепости» защитник готов рассказать совету о нарушении.

«Адвокатская улица» уже неоднократно рассказывала о проблеме недопуска защитников в ОВД. Конституция гарантирует гражданам право на получение юридической помощи с момента задержания, однако полицейские часто отказываются допустить защитника к доверителю. Нередко это приводит к конфликтам и даже стычкам: так, громкое «дело Ципиновой и Жилокова» началось как раз с того, что полицейские отказались допускать трёх адвокатов в ОВД и грубо вытолкали их.

Всё чаще силовики заявляют защитникам, что в здании введён план «Крепость», который ограничивает доступ в отдел всех посторонних лиц. Изначально эта мера должна была применяться в исключительных случаях, например на Северном Кавказе при угрозе нападения террористов на ОВД. Однако теперь «Крепость» начали использовать в крупных городах как предлог для недопуска адвокатов. Практика показывает, что запрет касается только защитников – обычные посетители и даже курьеры без проблем могут попасть в ОВД.

Руководство российской полиции не давало публичных объяснений о практике недопуска адвокатов и никак не комментировало очевидное злоупотребление «Крепостью». В феврале пресс-служба МВД по Москве ответила «Улице», что указанные сведения составляют государственную тайну. Недавнее обращение адвоката Марии Эйсмонт в суд с требованием признать такие действия полиции незаконными ничего не дало: суд признал «крепостное право» законным. В этих условиях практически единственным вариантом «обратной связи» являются общественные советы, которые по закону должны быть созданы при каждом управлении МВД. На прошлой неделе «Адвокатская улица» побеседовала с членами двух таких советов – при ГУВД Москвы и федеральном Министерстве внутренних дел. Корреспондент «Улицы» спрашивал, знают ли члены совета о проблеме недопуска – и могут ли они поднять этот вопрос на ближайшем заседании.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПРИ МВД РФ

Как оказалось, многие члены министерского совета ничего не знают о проблеме – либо не имеют представления о её реальных масштабах. Заслуженный юрист РФ, ректор МГЮА Виктор Блажеев заявил «Улице», что не в курсе ситуации. «Я совсем не знаю об этой истории и думаю, что мало могу помочь и что-то прокомментировать. Я далёк от этой темы», – объяснил соавтор законов «Об адвокатуре» и «Об исполнительном производстве». Блажеев попросил перезвонить через час, но все последующие звонки были переадресованы на автоответчик.

Генеральный директор МИЦ «Известия» Владимир Тюлин заявил, что о проблеме недопусков «всем что-нибудь известно», но в совет по этому поводу никто пока не обращался. «Может, и не сообразили обратиться, – предположил он. – Я могу поднять этот вопрос от себя, но мне нужно будет ознакомиться с проблемой. Если в мой адрес поступит какая-нибудь бумага, то подниму это на совете».

«Если это системная проблема, то странно, что о ней не говорится. Я, если честно, не читала о том, что эта проблема носит массовый характер, – сообщила “Улице” президент коммуникационно-консалтинговой группы компаний “Михайлов и Партнёры”, телеведущая Марианна Максимовская. – На тех заседаниях, в которых я участвовала, этот вопрос не звучал, но на следующем очном заседании совета я могу его поднять. Для этого и существует общественный совет, мы же не просто так сидим. Я там реально пытаюсь что-то делать». По просьбе Максимовской «Улица» отправила ей подборку недавних случаев недопуска адвокатов. Об этом же попросили и другие собеседники «АУ», которые были не в курсе ситуации.

А вот председатель союза «Человек и закон», член ОС с 2011 года Владислав Гриб вспомнил, что тему недопусков «поднимал ещё на первом общественном совете» президент ФПА Юрий Пилипенко. «Там как раз была конфликтная ситуация из-за плана “Крепость”, и министр Рашид Нургалиев сказал, что будет с этим разбираться. Он попросил предоставить ему конкретные случаи», – вспомнил господин Гриб. Член совета признал наличие серьёзной проблемы и попросил адвокатов сообщать о недопусках и случаях злоупотребления «Крепостью». «Нам нужны конкретные эпизоды с фамилиями и местом, где это произошло. Мы бы хотели, чтобы такие обращения поступали в общественный совет МВД, можно даже сразу на мое имя. И дублировались бы в Федеральную палату адвокатов. Тогда можно будет хотя бы раз в квартал консолидировать обращения и получать ответы от министра, – сказал господин Гриб. – Когда мы такую практику наведём, уверен, эти случаи кратно уменьшатся». Напоследок господин Гриб призвал адвокатов в случае каких-либо проблем «обращаться не только в прокуратуру или к вышестоящему полицейскому начальству, но и в общественные советы МВД – региональные, районные».

Глава ФПА Юрий Пилипенко также входит в Общественный совет при МВД. В сентябре прошлого года – после того, как число задержанных на летних акциях протеста превысило тысячу человек – он рассказал о проблеме недопуска адвокатов в ОВД на заседании совета. За месяц до этого представители ФПА публично обращались к силовым ведомствам с просьбой привлечь к ответственности сотрудников, виновных в недопусках. «Улица» спросила у ФПА, какой была реакция ведомств на все эти действия и планирует ли Юрий Пилипенко вновь поднимать этот вопрос на заседаниях Общественного совета при МВД – однако пресс-служба палаты пока не ответила на вопросы.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПРИ ГУВД МОСКВЫ

Члены столичного общественного совета оказались более осведомленными о проблеме недопусков. Председатель совета директоров ООО «Правда.ру» Вадим Горшенин заявил, что сталкивался с такими ситуациями, когда возглавлял ОНК Москвы. По его словам, они «в целом достаточно быстро разрешались». После того, как корреспондент «АУ» привёл в качестве примера случай в Кабардино-Балкарии, Горшенин поделился своим видением проблемы. По его мнению, для обычного человека она не актуальна – «законопослушный гражданин» вряд ли готовится к задержанию. «Я, например, даже не знаю, кому из адвокатов позвонить по уголовному праву, чтобы их позвать, – пожаловался он. – У вас есть прямой контакт адвоката только если вы понимаете, что совершаете что-то такое, что он вам может понадобиться». Член совета посоветовал корреспонденту «Улицы» написать для начала статью о том, что делать законопослушному гражданину в случае его задержания. Впрочем, в конце беседы Вадим Горшенин заявил, что может рассказать об этой проблеме на заседании совета, «но для этого нужна будет статистика, данные, на которые я мог бы опираться».

Председатель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин считает, что корни проблемы – в разнице подходов к праву на юридическую помощь. По его словам, адвокаты и правозащитники уверены, что человек имеет право на получение помощи с момента, когда его свободное передвижение физически ограничено. А полиция считает, что адвокат должен появиться, только когда человек привлечён к административной ответственности или становится подозреваемым по уголовному делу. «Здесь необходимо менять законодательство. Необходимо указать, что адвокат приступает к участию в деле по требованию задержанного. Если будет такая запись в КоАП и законе о полиции, она решит большинство проблем с недопуском адвокатов», – уверен Бабушкин.

Отметим, что в августе 2019 года адвокат и член СПЧ Юрий Костанов [член Московской Хельсинкской Группы. - Прим. МХГ.] рассказал на конференции ФПА о разработанных советом поправках в КоАП. Они предусматривают участие защитника на досудебных стадиях административного производства и лишении доказательственного значения протокола об административном правонарушении. На конференции Костанов попросил ФПА поддержать инициативу – тогда палата сообщила, что передала проект для анализа в МГУ и МГЮА. Пресс-служба ФПА на вопрос «Улицы» о дальнейшей судьбе документа пока не ответила. Костанов посетовал, что «этот законопроект никто не хочет даже прочитать». По его словам, о нём была проинформирована рабочая группа по подготовке новых кодексов об административных правонарушениях. «АУ» подробно рассказывала о появившейся в проекте нового КоАП «адвокатской статье» и реакции ФПА на неё – палата считает, что административной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности недостаточно и готовит свой проект об «уголовке» за такие нарушения.

Явным нарушением Бабушкин считает и злоупотребление «Крепостью». «Этот план вводится во время войны, чумы, теракта. Из-за того, что три студента и два адвоката стоят у входа, дежурный не может объявить “Крепость”. Это просто отмазка», – говорит Бабушкин. – Если поднять этот вопрос на следующем заседании общественного совета, то, думаю, что он найдёт отклик. Я думаю, если проблема острая и о ней постоянно говорят, то она в ближайшее время будет решена». Впрочем, он посоветовал адвокатам затронуть этот вопрос в рамках общественного совета при уполномоченном по правам человека. «Его скорее услышат, чем слышат общественный совет при МВД. При МВД, к сожалению, сейчас слабенький совет», – посетовал правозащитник.

Секретарь Общественного совета при ГУВД Москвы Вадим Бреев заявил «Улице», что в этом созыве к ним не поступало ни одной жалобы по этим проблемам. «Да и в предыдущие годы я не помню ни одного письменного обращения по этому вопросу, – признал он. – Если у нас будут обращения граждан и мы увидим нарушения законодательства РФ, я думаю, что мы обязательно рассмотрим эти вопросы».

ВНУТРИ «КРЕПОСТИ»

Накануне публикации этого материала стало известно об очередном случае массовых недопусков, помноженных на «Крепость». Вечером 15 июля в центре Москвы организаторы гражданской кампании «НЕТ!» провели сбор подписей против изменения Конституции. Акция закончилась мирным шествием, которое было разогнано полицией. По данным «ОВД-инфо», задержано было 147 человек, включая несовершеннолетних. Практически сразу появились сообщения о нарушении права на защиту. Так, в ОВД «Хорошевский», «Марьино», «Измайлово» длительное время не допускали адвокатов. А в отделе «Даниловский» ввели план «Крепость» – правда, с опозданием.

«Я приехал очень быстро, когда полицейские ещё не очень подготовились. В 22:40 меня без проблем запустили в отдел, вывели ко мне одну из задержанных, – рассказал «Улице» адвокат «ОВД-Инфо» Сергей Тельнов. – Судя по разговорам, начальство было не очень-то этим довольно. И когда подъехала адвокат Мария Эйсмонт, ее уже не пустили. А потом объявили специальный режим». Защитник рассказал, как «Крепость» выглядит изнутри: «По громкой связи объявили о готовности к нападению. Но внутри ничего не поменялось, все сотрудники занимались своими делами, пили кофе. Я свободно перемещался по зданию, вот только к остальным задержанным меня уже не пускали». Режим «Крепости» сняли лишь в 5:50 утра. Всё это время Сергей Тельнов провёл внутри ОВД, а его коллега Мария Эйсмонт – у стен здания. Она ночевала в машине, а параллельно проводила видеосъёмку, чтобы получить доказательства необоснованного введения «Крепости». «Всё как всегда – люди входят в ОВД, выходят. Вот я беседую с вами и вижу, как пьяного человека сотрудники доставили, заводят в здание, –- рассказала Эйсмонт. – Никакого особого режима на самом деле нет, это все зафиксировано на видео». Адвокат Тельнов также снимал видео внутри «Крепости»: «Сотрудники вели себя расслабленно, какие-то люди заходили в отделение. В общем, запись доказывает – “Крепость” существовала только для адвокатов».

Мария Эйсмонт заявила, что документировала недопуск, чтобы подать жалобу. Но предложение сообщить о ситуации в общественные советы вызвало у неё лишь раздражение: «Вся страна знает, что адвокатов постоянно не допускают к задержанным, мы много раз об этом говорили в СМИ, публиковали видео в соцсетях. Я не понимаю, какие обращения нужны, когда проблема налицо». В свою очередь, Сергей Тельнов заявил «Улице», что готов составить обращение в совет и рассказать о своём опыте нахождения в «Крепости»: «Это было грубым нарушением моих профессиональных прав и прав людей на защиту. Пусть совет задаст министерству вопрос об этом».

Если вы адвокат или юрист и готовы рассказать членам Общественного совета при МВД о недопусках в ОВД, то присылайте ваши истории на почту gorbunova@advstreet.ru. «Адвокатская улица» передаст их.

Авторы: Антон Кравцов, Александр Творопыш

Источник: Адвокатская улица, 16.07.2020


МХГ в социальных сетях

  •  

Комитет против пыток Права человека в России Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - РОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2020. 16+